Ольга Успанова (olga_pro) wrote,
Ольга Успанова
olga_pro

Categories:

Часть десятая. Ущелье Барскаун.

"Из 145 киргизских революций лишь 23-я и 67-я были
по-настоящему интересными и запоминающимися."



После обеда мы снова поехали, но уже в другую сторону, на восток – к водопадам. Сначала тоже вдоль Иссык-Куля, а потом свернули на грунтовку по ущелью в горы. Вот там дорога, хоть и грунтовая, была отлично ухожена, по ней туда-сюда даже ездила поливальная машина, от пыли. Разгадка столь ревностного содержания была простой – в итоге дорога приводила к золотому руднику, где работает канадская компания. Она-то и оплачивает все расходы. Слава добрым канадцам, еще одного разбитого проселка мой организм уже не вынес бы. Дороги в горах – штука вообще очень особенная. Иногда кажется, что подъем впереди почти вертикальный, а машинка ничего, карабкается. Только вниз потом смотреть страшно. Где-то за час мы забрались в горы на высоту примерно 2200 метров. Надо сказать, что горы в Киргизии сильно отличаются от гор в Казахстане. Они какие-то более суровые, что ли…. Но все равно – очень красивые, просто недружелюбные, наверное.

Впервые в жизни я видела крутые каменистые склоны, сплошь поросшие стелющимся можжевельником – арчой. Издалека склон похож на бархатный серебристо-зелёный газон, и только вблизи видно, что это густое переплетение низкого хвойного кустарника. Более пологие склоны поросли совершенно фантастическим лесом – тяньшанские ели, высокие, узкие, ярко-зеленые или сизо-голубые, каким-то непостижимым образом держатся на почти отвесных скалах, наш водитель сказал, что в этих ельниках ближе к осени полно грибов – рыжиков и груздей. К сожалению, в середине августа грибов еще почти не было. Дальше пошли летние пастбища, куда киргизы выгоняют овец и лошадей подальше от комаров и мух на три-четыре месяца. Вообще, у меня создавалось абсолютно сюрное ощущение, что весь окружающий ландшафт – плод трудов дизайнера-великана, настолько гармонично разложены там гигантские камни, настолько аккуратно овцы – лучшие газонокосильщики в мире – подравнивают между этими камнями траву, создавая бархатный, хоть сейчас для гольфа, газон, настолько к месту, будто нарочно высаженными куртинами, растут шаровидные кусты красного боярышника и редкие пирамидальные тополя. И все это на фоне скал, елей, горных ручьев, каменистых осыпей – получи я заказ на подобный парк, и руководствуйся специально максимальной живописностью картинки, вряд ли смогла бы создать нечто подобное, это нужен талант на уровне гениальности, ну или просто божий промысел…

Про сам водопад сказать особо нечего, его надо видеть – кроме того, что возле дороги там стоят пять-шесть юрт и два памятника Гагарину. Один пытались переделать под какого-то киргиза, но как-то неудачно вышло. К самому водопаду, само собой, пришлось ещё карабкаться в гору, но нам уже было не привыкать – мы даже успевали фотографироваться по дороге. Пока Саша изображал атланта возле забавного наклонённого камня, у фотоаппарата кончилась память, так что мы еще на ходу затирали ненужные кадры, что бы заснять все оставшиеся достопримечательности. Говорят, что во время весеннего паводка объем воды раза в три больше, и это куда более грандиозное зрелище. Но мне и так понравилось. Изрядно запыхавшись, мы спустились вниз, и с помощью нашего водителя заказали в юрте по кружке холодного кумыса. Первый раз за все время я пила его с удовольствием, а не как лекарство.

Обратно в Каджи-Сай мы ехали медленно, периодически останавливаясь для очередной фотосессии, в частности, засняли и ландшафты, и дальние водопады, до которых добраться могут только альпинисты. Постепенно на ущелье спускались сумерки и легкий туман, и в какой-то момент весь пейзаж показался зыбким, на грани реальности – через голубоватую дымку все было видно отчетливо, но нерезко, будто в трехмерной акварельности стеклянного шара. И тишина – не давящая, а звенящая, когда отсутствие звука само становится слышимым звуком. Состояние такое длилось буквально несколько секунд, а потом смешная лохматая шавка (в Киргизии я почти не видела крупных собак) вылетела пулей из-за юрты, и долго еще лаяла на нас издалека. Впрочем, животинка тоже была вполне аутентична, и из пейзажа не выпадала.

Уже на подъезде к дому мы остановились поглазеть на строящийся пансионат – домики там кирпичные, но стилизованные под юрты, а ворота украшены всякой разной росписью из истории киргизского народа, и статуей матери-оленихи. Кто читал Чингиза Айтматова, тот меня поймет, в «Белом пароходе» про это было. Выглядит сей этнографический изыск несколько лубочно, но мило. Заодно я сфотографировала жирную исыккульскую эфедру, покрытую ярко-оранжевыми шишкоягодами. Наш водитель сказал, что они съедобны, хоть и не очень вкусны, и что они в детстве называли их сопливчиками. (Саша: А ещё они из этих шишкоягод (тьфу, какое слово неудобное!) гонят самогон! "Эфедровка сопливчатая", наверное. Или - "Эфедринка...".) Серебристо-серые заросли эфедры густо покрывают почти весь берег Иссык-Куля, говорят, что ее массово заготавливают для получения эфедрина. Ягоды я попробовала – сладковатые, пресные, кисельные – ничего особенного, в общем. Так и закончился еще один наш день на Иссык-Куле.

Правда, не закончилась сама история – на следующий день в поисках радоновых ванн, мы с Сашей наткнулись на киргизских художников, торгующих своими произведениями, разложив их прямо на асфальте. Там были и традиционные национальные картины из раскрашенной тисненой кожи, и обычная живопись, большей частью совсем ученическая. Но попадались вполне приличные работы, и одна из них нас просто ошеломила – это был почти один в один тот туманно-голубой пейзаж из ущелья с водопадом! Нужно ли говорить о том, что картина была немедленно куплена и с большими предосторожностями перевезена через две границы в Омск? Позавчера я сдала холст в багетную мастерскую, чтобы его натянули на подрамник и вставили в раму. Как только вернут – выложим фотографию картины сюда.

Остальные иллюстрации - тоже выложим. Чуток попозже.
Tags: отпуск-2008
Subscribe

  • Кулинарное. Ашлямфу. Дунганская кухня.

    Сначала немного об авторах рецепта. Дунгане являются потомками хуэйцзу, часть которых, как и более многочисленные уйгуры, переселились на территорию…

  • Часть девятая. Мёртвое море по-киргизски.

    Древние киргизы не знали о существовании евреев, а потому все происходившие с ними беды относили на счёт тёмных сил природы. Устав лежать на…

  • Часть восьмая. Пляж

    Байка про среднеазиатское телевидение советских времён: Идёт фильм про войну, скажем, "Освобождение", с переводом на киргизский. - Салям Алейкум,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment